Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
07:56 

Япония: не густо, но кое-что.

12:28 

Фотки Вики

10:41 

"...all my foundation in virtue was no other than a total ignorance of vice"

John Cleland

www.gutenberg.org/files/25305/25305-h/25305-h.h...

23:56 

Во те Блок!


Когда я в сумерки проходил по дороге,

читать дальше





А как падежами владеет!!!



Она вещает и поет,

читать дальше



Ей было пятнадцать лет. Но по стуку

читать дальше



А вот из области: "Мужик, ты хоть сам понял чаво сморозил?"



Иль первой страсти юный гений

читать дальше






Упоительно встать в ранний час,

читать дальше



А ведь сколько дифирамбов пропето этим строчкам. А мне вот вспоминаются
слова из комедии "Дочь Д'Артаньяна": "Стихи не могут быть настолько
плохи, это шифр!":) Ну разве что шифр:)

19:56 

Из Эвариста Парни

С в. К а р п
Вы хвалите Навина, впав в гордыню
Он Амфиону плохо подражал:
Один построил пением твердыню,
Другой, фальшивя, стены разрушал.

АМФИОН читать дальше

13:50 

Офигенный стёб.

Борис Акунин
Ф. М.

Переключился на либеральное «Ухо Москвы».
читать дальше


13:27 

В дополнение к статье Логинова "О графах и графоманах или Почему я не люблю Льва Толстого"
http://kulichki.com/moshkow/LOGINOW/tolstoy.txt
приведу несколько особо "удачных" предложений из "Войны и Мира". Как получилось, что он стал в сознании масс "Великим русским писателем"? Ума не приложу.
:protest: :protest: :protest: :protest:

Пехота в синих капотах бегом двинулась к МОСТУ. Опять, но в разных промежутках, показались дымки, и защелкала и затрещала картечь по МОСТУ. Но в этот раз Несвицкий не мог видеть того, что делалось на МОСТУ. С МОСТА поднялся густой дым. Гусары успели зажечь МОСТ, и французские батареи ...


"А теперь я еду сейчас." Это говорит не какой-то зачуханный крестьянин, а Андрей Болконский.


"Эскадрон, где служил Ростов, только что успевший сесть на лошадей, был
остановлен лицом к неприятелю." Если не ошибаюсь, то уже в третьем классе в школе детям объясняют, что читатель не должен угадывать кто "успел сесть" на лошадей Ростов или Эскадрон.

Он знал ЭТО в ЭТУ минуту так же верно, как бы он знал ЭТО, стоя под
венцом с нею. Как ЭТО будет? и когда? он не знал; не знал даже, хорошо ли
ЭТО будет (ему даже чувствовалось, что ЭТО нехорошо почему-ТО), но он знал,
что ЭТО будет.


А Это у нас литература или размышления в стиле Гегеля?

Ежели бы Наполеон не оскорбился требованием отступить за Вислу и не
велел наступать войскам, не было бы войны; но ежели бы все сержанты не
пожелали поступить на вторичную службу, тоже войны не могло бы быть. Тоже не
могло бы быть войны, ежели бы не было интриг Англии, и не было бы принца
Ольденбургского и чувства оскорбления в Александре, и не было бы
самодержавной власти в России, и не было бы французской революции и
последовавших диктаторства и империи, и всего того, что произвело
французскую революцию, и так далее. Без одной из этих причин ничего не могло
бы быть. Стало быть, причины эти все -- миллиарды причин -- совпали для
того, чтобы произвести то, что было. И, следовательно, ничто не было
исключительной причиной события, а событие должно было совершиться только
потому, что оно должно было совершиться.


А вот пожалуй наиболее выразительный пример явления, которым просто испещрён роман.


Я все знаю, -- перебил его Наполеон, -- я все знаю, и знаю число
ваших батальонов так же верно, как и моих. У вас нет двухсот тысяч войска, а
у меня втрое столько. Даю вам честное слово, -- сказал Наполеон, забывая,
что это его честное слово никак не могло иметь значения, -- даю вам ma
parole d'honneur que j'ai cinq cent trente mille hommes de ce côté
de la Vistule. [25] Турки вам не помощь: они никуда не годятся и
доказали это, замирившись с вами. Шведы -- их предопределение быть
управляемыми сумасшедшими королями. Их король был безумный; они переменили
его и взяли другого -- Бернадота, который тотчас сошел с ума, потому что
сумасшедший только, будучи шведом, может заключать союзы с Россией. --
Наполеон злобно усмехнулся и опять поднес к носу табакерку.

Никак не возьму в толк. Это Наполеон с русского на французский перешёл, или у нашего гения на родном языке слова закончились?


Они обе видели, как он глубже и глубже, медленно и спокойно, опускался
от них куда-то ТУДА, и обе знали, что это так должно быть и что это хорошо.

Ну просто Книга Бытия, и увидел Лёва, что это хорошо. Опустился Андрей куда-то туда, и сморозил Толстой чего-то того.


Когда происходили последние содрогания тела, оставляемого духом, княжна
Марья и Наташа были тут.
-- Кончилось?! -- сказала княжна Марья, после того как тело его уже
несколько минут неподвижно, холодея, лежало перед ними. Наташа подошла,
взглянула в мертвые глаза и поспешила закрыть ИХ. Она закрыла ИХ и не
поцеловала ИХ, а приложилась к ТОМУ, что было ближайшим воспоминанием о нем.
"Куда он ушел? Где он теперь?.."

Подскажите, люди добрые, что же это за загадочное "то"?:)


Откатывавшийся по направлению толчка, данного ему во время всей
кампании и в Бородинском сражении, шар русского войска, при уничтожении силы
толчка и не получая новых толчков, принял то положение, которое было ему
естественно.

Ну что тут добавишь, любому толчку всё ясно:)

12:14 

Koutousoff, ta routine m'a dérouteé.
Слова приписываемые Наполеону. Игра слов: Taroutine -Тарутино, ta routine - твоя рутина.

Mon cour est materialiste, mais ma raison s'y refuse.
Сердцем я материалист, но мой разум этому противится.
Фраза Пестеля.

17:54 

В варшавских речах Александр I обещал либеральную Конституцию не только для Польши но и для всей России. Пушкин откровенно издевался над этими речами.
http://ilibrary.ru/text/143/p.1/index.html

22:24 

1. Только та статистика надежна, которую сфальсифицировали вы сами.

2. Лучший аргумент против демократии - это 5 минут беседы с обычным избирателем.


Уинстон Черчилль

16:53 

Ну надо же!

Давид Иванович де Будри - профессор французской словесности при Царскосельском Лицее, был родной брат Марату. Екатерина II переменила ему фамилию по просьбе его, придав ему аристократическую частицу де, которую Будри тщательно сохранил. Он был родом из Будри. Он очень уважал память своего брата. <...> Впрочем, Будри, несмотря на свое родство, демократические мысли, замасленный жилет и вообще наружность, напоминающую якобинца, был на своих коротеньких ножках очень ловкий придворный, вспоминал А.С. Пушкин.


17:51 

Политика четырнадцатого столетия:)

Итак, если будет на то божья воля, французы на французской земле пойдут
войной на французских подданных английского короля при поддержке знатного
английского барона и на деньги, данные папой для освобождения Армении от
турок.

Морис Дрюон

00:18 

Дом был полон света и кошек: на диване, в коридоре, на террасе.
По меньшей мере, полдюжины живых – вонь стояла страшная, несмотря на распахнутые окна – плюс еще штук двадцать в виде картин, фарфоровых и деревянных фигурок. Кошки были даже на коврах и вышитых подушечках, а среди белья, сушившегося на террасе, висело махровое полотенце с изображением кота Сильвестра. И пока я перечитывал свои заметки и смаковал травяной чай, одно полосатое существо рассматривало меня с высоты комода так, словно мы были давними знакомыми, а еще одно, толстое, серое, кралось ко мне по ковру, как заправский охотник, видящий в шнурках моих ботинок свою законную добычу.

Артуро Перес Реверте
"Королева Юга"

20:17 

"...всеобщее голосование бессмысленно...Вы, вероятно, согласитесь со мной, что гениальные люди встречаются редко, не правда ли? Но будем щедры и допустим, что во Франции их сейчас имеется человек пять. Прибавим, с такой же щедростью, двести высокоталантливых людей, тысячу других, тоже талантливых, каждый в своей области, и десять тысяч человек так или иначе выдающихся. Вот вам генеральный штаб в одиннадцать тысяч двести пять умов. За ним идет армия посредственности, за которой следует вся масса дурачья. А так как посредственность и дураки всегда составляют огромное большинство, то немыслимо представить, чтобы они могли избрать разумное правительство."

Ги де Мопассан

20:02 

Гениально

Рабы Совета старейшин хлестали его бичами из гиппопотамовой кожи так
долго и так яростно, что бахрома их туник сделалась мокрой от пота. Мато
казался бесчувственным; но вдруг он сорвался с места и бросился бежать
наугад, громко стуча зубами, точно от страшного холода. Он миновал улицу
Будеса, улицу Сепо, промчался через Овощной рынок и добежал до Камонской
площади.
С этой минуты он принадлежал жрецам; рабы оттеснили толпу; Мато
очутился на просторе. Он огляделся вокруг себя, и глаза его встретились с
глазами Саламбо.
Еще вначале, едва он сделал первый шаг, она поднялась с места; потом
непроизвольно, по мере того как он приближался, она постепенно подходила к
краю террасы, и скоро все кругом исчезло, и она ничего не видела, кроме
Мато. В душе ее наступило безмолвие, точно открылась пропасть, и весь мир
исчез под гнетом одной единственной мысли, одного воспоминания, одного
взгляда. Человек, который шел к ней, притягивал ее.
Кроме глаз, в нем не осталось ничего человеческого; он представлял
собою сплошную красную массу, разорвавшиеся веревки свисали с бедер, но их
нельзя было отличить от сухожилий его рук, с которых сошла кожа; рот его
был широко раскрыт; из орбит выходили два пламени, точно поднимаясь к
волосам; и несчастный продолжал идти.
Он дошел до подножия террасы. Саламбо наклонилась над перилами; эти
страшные зрачки были обращены на нее, и она поняла, сколько он выстрадал
за нее. Он умирал, но она видела его таким, каким он был в палатке, на
коленях перед нею, обнимающим ее стан, шепчущим ей нежные слова. Она
жаждала вновь их услышать; сна готова была крикнуть. Он упал навзничь и
больше не шевелился.
Жрецы окружили Саламбо. Она была почти без чувств; они увели ее и вновь
усадили на трон. Они ее поздравляли, ибо все, что совершилось, было ее
заслугой. Все хлопали в ладоши, топали, неистово кричали, называя ее имя.
Какой-то человек бросился к трупу. Хотя он был без бороды, но на нем
было облачение жрецов Молоха, а у пояса - нож, которым жрецы разрезают
священное мясо жертв; нож заканчивался рукоятью в виде золотой лопатки.
Шагабарим одним ударом рассек грудь Мато, вырвал сердце, положил его на
лопатку и, поднимая руки, принес в дар Солнцу.
Солнце садилось за водами залива; лучи его падали длинными стрелами на
красное сердце. И по мере того как прекращалось его биение, светило
погружалось в море; при последнем его трепетании оно исчезло.
Тогда из залива до лагуны, от перешейка до маяка все улицы, все дома и
все храмы огласились единым криком; несколько раз крик затихал, потом
снова раздавался, здания дрожали от него. Карфаген содрогался от
титанической радости и беспредельной надежды.
Нар Гавас, опьяненный гордостью, обнял левой рукой стан Саламбо в знак
обладания ею; правой рукой он взял золотую чашу и выпил за гений
Карфагена.
Саламбо, подобно своему супругу, поднялась с чашей в руке, чтобы тоже
выпить. Но она тут же опустилась, запрокинув голову на спинку трона,
бледная, оцепеневшая, с раскрытыми устами. Ее распустившиеся волосы
свисали до земли.
Так умерла дочь Гамилькара в наказание за то, что коснулась покрывала
Танит.


Гюстав Флобер. Саламбо

12:27 

Отрывок из книги "Бен-Гурион" Микаэля Бар-Зоара:

"... но Жаботинский верит только в эффектные действия, радикальные и немедленные решения. Пламенные речи привлекают к нему всё больше и больше в городах и еврейских общинах Европы. Затянутые в военную форму, по улицам маршируют члены молодёжного ревизионистского движения "Бетар". Почитатели видят в Жаботинском посланца небес. Не удивительно, что Муссолини говорит о нём как о "еврейском фашисте". В 1930 году Бен-Гурион называет нацистов "немецкими ревизионистами", прочитав одну из статей Гитлера, замечает: "Мне казалось, что я читаю Жаботинского - те же слова, тот же стиль, те же мысли".

21:24 

Константин Михайлович Симонов «читает четыре стихотворения»

http://imwerden.de/cat/modules.php?...ook&pid=839


Бороться и искать, найти и не сдаваться

http://www.chgk.info/~ilyamandel/poems/Ulysses.html

00:21 

All children, except one, grow up. They soon know that they will grow up, and the way Wendy knew was this. One day when she was two years old she was playing in a garden, and she plucked another flower and ran with it to her mother. I suppose she must have looked rather delightful, for Mrs. Darling put her hand to her heart and cried, “Oh, why can’t you remain like this for ever!” This was all that passed between them on the subject, but henceforth Wendy knew that she must grow up. You always know after you are two. Two is the beginning of the end.

J. M. Barrie
"Peter and Wendy"

23:02 

Семга сама по себе вещь очень вкусная, но в большом количестве она
вредна для желудка, как и всякая тяжелая пища. Поэтому-то однажды во время
большого улова семги возле Гамбурга полиция запретила домохозяевам кормить
прислугу семгой больше одного раза в неделю. Вот бы вышел такой же приказ --
относительно сентиментальности!!!

Серен Кьеркегор

00:03 

Вороны утверждают, что одна-единственная ворона способна уничтожить небо. Это не подлежит сомнению, но не может служить доводом против неба, ибо небо-то как раз и означает невозможность ворон.

Франц Кафка

Про всё и о многом другом

главная