13:52 

Я верю в 12-ую главу "Отверженных"

На следующее утро, когда солнце только еще всходило, монсеньор Бьенвеню
прогуливался по саду. Вдруг к нему подбежала сильно встревоженная Маглуар.
- Ваше преосвященство, ваше преосвященство! - кричала она. - Вы не
знаете, где корзинка, в которой я держу серебро?
- Знаю, - ответил епископ.
- Слава богу! - обрадовалась она. - А то я понять не могла, куда это
она делась.
Епископ только что подобрал на клумбе эту корзинку. Он подал ее
Маглуар.
- Вот она ,-сказал он.
- То есть как? - удивилась она. - Пустая? А серебро?
- Ах, вы беспокоитесь о серебре? - проговорил епископ. - Я не знаю, где
оно.
- Господи помилуй? Оно украдено! Это ваш вчерашний гость - вот кто его
украл!
В мгновение ока, со всей живостью, на какую была способна эта подвижная
старушка, Маглуар побежала в молельню, заглянула в альков и снова вернулась
к епископу. Тот стоял нагнувшись и, вздыхая, рассматривал росток ложечника,
сломанный корзинкой при падении на клумбу. Услыхав крик Маглуар, епископ
выпрямился.
- Ваше преосвященство! - кричала она. - Он ушел! Серебро украдено!
В то время как она произносила эти слова, ее взгляд упал на дальний
конец сада, где виднелись следы бегства. Верхняя доска забора была оторвана.
- Посмотрите! Вот где он перелез. Он спрыгнул прямо в переулок Кошфиле!
Как же ему не совестно! Он украл наше серебро!
Епископ помолчал, затем поднял на Маглуар серьезный взгляд и кротко
спросил:
- А где сказано, что это серебро наше?
Маглуар оцепенела от изумления. Снова наступило молчание, потом епископ
продолжал:
- Госпожа Маглуар! Я был неправ, пользуясь, и так долго, этим серебром.
Оно принадлежало бедным. А кто такой этот человек? Несомненно, бедняк.
- Господи Иисусе! Дело ведь не во мне и не в барышне, - возразила
Маглуар. - Нам-то все равно. Все дело в вашем преосвященстве. Чем вы будете
теперь кушать?
Епископ взглянул на нее с удивлением.
- Ах, вот что! Но разве не существует оловянных приборов?
Маглуар пожала плечами.
- У олова неприятный запах.
- А железных?
Маглуар сделала выразительную гримасу.
- У железных привкус.
- В таком случае, - сказал епископ, - мы обзаведемся деревянными.
Через несколько минут он завтракал за тем же столом, за которым
накануне сидел Жан Вальжан. За завтраком он весело доказывал сестре,
слушавшей его молча, и Маглуар, тихонько ворчавшей, что нет ни малейшей
нужды ни в ложках, ни в вилках, хотя бы и деревянных, чтобы обмакнуть кусок
хлеба в чашку с молоком.
- Ведь надо же придумать! - бормотала Маглуар, суетясь у стола. -
Пустить к себе такого человека! И оставить его на ночь рядом с собой!
Счастье еще, что он только обокрал! Господи помилуй! Просто дрожь пробирает,
как подумаешь!..
Брат с сестрой собирались уже встать из-за стола, как вдруг раздался
стук в дверь.
- Войдите, - сказал епископ.
Дверь открылась. Необычная группа возбужденных людей появилась на
пороге. Три человека держали за шиворот четвертого. Трое были жандармы,
четвертый - Жан Вальжан.
Жандармский унтер-офицер, по-видимому, главный из трех жандармов,
остановился в дверях. Затем вошел в комнату и, подойдя к епископу, отдал ему
честь по-военному.
- Ваше преосвященство...- начал он.
При этих словах Жан Вальжан, стоявший с угрюмым и подавленным видом, в
изумлении поднял голову.
- Преосвященство! - прошептал он. - Значит, это не простой священник...
- Молчать! - сказал жандарм. - Перед тобой его преосвященство епископ.
Между тем монсеньор Бьенвеню пошел к ним навстречу с той быстротой,
какую только позволял его преклонный возраст.
- Ах, это вы! - воскликнул он, обращаясь к Жану Вальжану. - Очень рад
вас видеть. Но послушайте, ведь я вам отдал и подсвечники. Они тоже
серебряные, как и все остальное, и вы вполне можете получить за них франков
двести. Почему же вы не захватили их вместе с вашими приборами?
Жан Вальжан широко раскрыл глаза и взглянул на почтенного епископа с
таким выражением, которое не мог бы передать человеческий язык.
- Ваше преосвященство, - сказал жандармский унтер-офицер, - так значит,
то, что нам сказал этот человек, - правда? Он бежал нам навстречу. У него
был такой вид, словно он спасался от погони. На всякий случай мы задержали
его. При нем оказалось это серебро.
- И он вам сказал, - улыбаясь, прервал епископ, - что это серебро ему
подарил старичок священник, в доме которого он провел ночь? Понимаю,
понимаю. А вы привели его сюда? Это недоразумение.
- В таком случае, мы можем отпустить его? - спросил унтер-офицер.
- Разумеется, - ответил епископ. Жандармы выпустили Жана Вальжана, тот
невольно попятился
- Это правда, что меня отпускают? - произнес он почти невнятно, словно
во сне.
- Ну да, отпускают, не слышишь, что ли? - ответил один из жандармов.
- Друг мой! - сказал епископ. - Не забудьте перед уходом захватить ваши
подсвечники. Вот они.
Он подошел к камину, взял подсвечники и протянул их Жану Вальжану. Обе
женщины смотрели, не говоря ни слова, не делая ни одного движения, не бросая
ни одного взгляда, которые могли бы помешать епископу.
Жан Вальжан дрожал всем телом. Машинально, с растерянным видом, он взял
в руки два подсвечника.
- А теперь, - сказал епископ, - идите с миром. Между прочим, мой друг,
когда вы придете ко мне в следующий раз, вам не к чему идти через сад. Вы
всегда можете входить и выходить через парадную дверь. Она запирается только
на щеколду, и днем и ночью.
Затем он обернулся к жандармам:
- Господа! Вы можете идти.
Жандармы вышли.
Казалось, Жан Вальжан вот-вот потеряет сознание.
Епископ подошел к нему и сказал тихим голосом:
- Не забывайте, никогда не забывайте, что вы обещали мне употребить это
серебро на то, чтобы сделаться честным человеком.
Жана Вальжана, не помнившего, чтобы он что-нибудь обещал, охватило
смятение. Епископ произнес эти слова, как-то особенно подчеркнув их. И
торжественно продолжал:
- Жан Вальжан, брат мой! Вы более не принадлежите злу, вы принадлежите
добру. Я покупаю у вас вашу душу. Я отнимаю ее у черных мыслей и духа тьмы и
передаю ее богу.

URL
   

Про всё и о многом другом

главная